18.04.2018
Как избавить детей от «Школьных страданий»
Газета «Хьехархо» совместно с Ассоциацией молодых педагогов ЧР начинает рубрику «Рецензия молодого педагога», в которой мы будем размещать отзывы молодых учителей о лучшей педагогической литературе, которые помогут учителям в повседневной педагогической работе.
Член Совета Ассоциации молодых педагогов ЧР, учитель обществознания Математической школы Грозного, журналист и телеведущий Алихан Динаев рассказывает о книге Даниэля Пеннака «Школьные страдания».
– Что всегда остается неизменным в любой школе в любые времена? Образование бесконечно меняется, находится в настоящем водовороте перемен, но в нем есть своя константа, своя скорость света, одинаковая везде и всегда. Есть версии? Знаменитый французский писатель и педагог Даниэль Пеннак убежден, что это совместные школьные страдания двоечника, его родителей и учителей.
Представьте себе не просто двоечника-лентяя, а ученика, который патологически НИЧЕГО не понимает. Который целый год потратил на то, чтобы выучить букву «а». («Хорошо, что в нашем алфавите всего 26 букв, к 30 годам он точно выучит весь алфавит» – шутил его отец). Который чувствовал себя безнадежно тупым. Именно тупым, друзья, а не просто глупым. Которому все говорили, что у него нет будущего, кроме как тюрьмы или бедности.
Как вы догадались, этим учеником и был Даниэль Пеннак, автор популярных по всему миру романов, учитель, ставший гордостью Франции, богатый и успешный человек.
«Школьные страдания» – автобиографическое эссе, в котором писатель вспоминает ужасные школьные мучения, свой горький и страшный опыт. Вспоминает тяжелые чувства непонимания, незнания, безнадежности, которые у него были.
Если первая часть книги читается довольно тяжело и перегружена личными воспоминаниями и философскими отступлениями, то в последней трети автор наконец-то переходит к тому, чего ждут от него все читатели этой книги – как помочь двоечникам, как вытащить их из болота и как он сам смог это сделать?
Ему помогли не психологи или органы опеки. Ему помогли учителя. Несколько учителей, которые не говорили, что «вы ничего не добьетесь», что «вы – мой худший класс за 20 лет работы», которые не называли вслух его оценки (а во Франции 20-балльная система и Пеннак даже при этом получал долгие годы исключительно единицы и двойки), заставляя испытывать чувство унижения перед всем классом.
«Говорите, отметки унижают? Конечно, если выставление их походит на церемонию, которую я недавно видел по телевизору: преподаватель раздавал ученикам их работы так, словно объявлял приговоры преступникам, с перекошенным от злобы лицом предрекая этим бездельникам полное невежество и вечную безработицу. Боже мой, а с каким мрачным молчанием слушал его класс! Какое взаимное презрение ощущалось вокруг!»
Ученика спасли несколько учителей, которые были бесконечно влюблены в свой предмет. Которые заражали своим энтузиазмом и страстью. Которые были убеждены, что любой может понять их предмет.

За 13 лет учебы (Пеннак пару раз оставался на второй год!) ему встретилось несколько учителей, которые смогли перевернуть жизнь «никчемного бездаря». Старый учитель литературы, который предложил юноше написать свой рассказ. При этом требовал писать безошибочно, чем невольно заставлял мальчика сидеть часами со словарем, сверяя и запоминая правильное написание слов. Мсье Баль – «математик во плоти», мадемуазель Жи, обожавшая историю.


Автор предлагает, например, такой интересный метод. Он приносил своим 7-8-классникам работы учеников 10-11-х классов на проверку. И тут происходило невероятное – те самые «нули», круглые двоечники превращались в строгих арбитров, которые старались найти как можно больше ошибок и с радостью ставили старшеклассникам низкие оценки. И тем самым учились сами, запоминали, становились внимательнее.
Еще писатель предлагает учить не только и не столько стихи, сколько отрывки из прозы. Какие-нибудь красивые, запоминающиеся и глубокие мысли из великих произведений. Причем он требовал учить по очередному «куску» каждую неделю, в результате чего к концу года дети знали десятки отрывков наизусть, соревновались друг с другом в том, кто лучше их знает, придумывали необычные состязания (вроде – «как начинается второй абзац из «Постороннего» Камю?») и развивали свою память и речь.

А в конце книги наступает ее кульминация – подросток-Пеннак, недотепа, балбес и будущий заключенный (как описывали его почти все) «дискутирует» со знаменитым писателем Пеннаком, опытным педагогом, лауреатом множества премий.
– В методах-то как раз недостатка нет, кругом только одни методы! Вы только и делаете, что прячетесь за разными методами, хотя в глубине души прекрасно знаете, что никакой метод тут не поможет. Потому что учителю кое-чего недостает.
– Ну и чего же ему недостает? Что же это?
– Любовь.
И как с этим поспоришь? Дети лучше всех чувствуют, когда учитель их любит, когда он любит свой предмет, когда ученики и их будущее ему небезразличны.
«Школьные страдания» – замечательная книга, которую стоит прочитать каждому педагогу. Она написана человеком, который хорошо помнит, что значит не знать и не понимать. И который теперь знает и понимает, как помочь тем, кто есть в любой школе – разочаровавшимся и не верящим в себя двоечникам.
Комментарии
comments powered by HyperComments